Интервью с чемпионом

X

Первый российский чемпион мира по профессиональному боксу Юрий Арбачаков рассказал блогеру Sports.ru Христиану Юла о своем интернатовском детстве, комфортной жизни в Токио, гонорарах, Микки Рурке и историческом поединке за чемпионский титул.
Автор: Христиан Юла
Юрий Яковлевич, мой первый вопрос о начале вашей любительской карьеры. Как это было?
 
– Я попал в боксёрскую секцию в тринадцать лет. Учился в школе-интернате № 3 в городе Таштагол, что в Кемеровской области, и однажды к нам в интернат пришёл тренер из секции бокса - Юрий Семёнович Айларов. За ним практически весь наш класс и пошел в бокс. Зал был полный. Одну тренировку посещало где-то человек сто, если не больше.
 
Можно сказать, что в Кемеровской области бокс является национальным или народным видом спорта?
 
– Национальный вид спорта… Наверное, нет. Но в то время бокс в нашей стране был популярен везде и везде был на высоте. Набор был большой, в зал на тренировки ходило очень много ребят. Хотя после новых наборов, со временем, конечно, группы рассеивались, многие уходили.
 
У вас после первого знакомства с боксом не было мысли уйти?
 
– Нет. Я ходил в зал с большим удовольствием. Мы в интернате заранее делали уроки, и наш учитель всех отпускала на тренировки.
А как к вашим занятиям боксом относились родители?
 
– Мои родители жили в деревне, поэтому моё увлечение боксом воспринимали нормально. Сначала это было как детское увлечение, ведь никто заранее не знает, состоишься ли ты, как боксёр, или это просто один из этапов жизни.
 
Чем вас из общей массы выделил ваш первый тренер – Юрий Семёнович Айларов?
 
– Я тренировался с удовольствием, и у меня всё получалось. Бокс, как вид спорта, подходил мне. Или лучше будет сказать, я подходил для бокса. Очень подвижным пацаном был. Также любил и люблю играть в футбол, баскетбол.
 
А когда пришло осознание, что бокс это вся ваша жизнь?
 
– Это происходит незаметно. Идут соревнования, ты их выигрываешь, тебя приглашают на сборы. Сначала юношеские, потом юниорские и далее уже на взрослые. Когда проходишь весь этот этап и становишься членом сборной команды страны, да ещё такой, как СССР, бокс становится частью твоей жизни. Постоянно сборы, сборы, сборы, соревнования. Уровень твоего мастерства неуклонно растёт, и, если ты выиграл чемпионат Советского Союза, то это уже вершина!
 
По официальной статистике вы в любительском боксе провели 186 боев. Ваше самое яркое впечатление тех лет?
 
– Самое яркое впечатление в любителях…Чемпионат Советского Союза – 1989 года, моя первая, и очень серьёзная победа.
 
Уровень чемпионата СССР по боксу был сопоставим с уровнем чемпионатов Европы, а, возможно, даже мира?
 
– Уровень был очень высокий, иногда бывало гораздо труднее выиграть Союз, чем Европу. Не во всех весовых категориях, но это было так.
 
Чья школа бокса была сильнее в Союзных Республиках? Средняя Азия, Прибалтика, Украина, Ленинград?
 
– Казахстан сильно выступал, Армения, Украина, у Киргизии были очень сильные ребята.

Основные соперники сборной СССР в Европе?

– ГДР, болгары очень неплохо выступали, венгры.

В мире для сборной Советского Союза самыми принципиальными соперниками были кубинцы?

– Да, кубинцы, а ещё американцы… У них основа бокса очень хорошая, профессиональная.

А чем наша любительская школа бокса отличались от всего остального мира?

– У нас бокс был гораздо разнообразнее, потому что в каждой Союзной Республике тренировались по-своему.

В чём были основные отличия, например среднеазиатской и украинской школы бокса?

– Правила были одни для всех, под них все и подстраивались. В основном больше работали на технику, на силу удара, потому что очень сложно выиграть, если ты не обладаешь этими двумя навыками в совершенстве.
А в чём были отличия… Кто-то брал техникой, кто-то силой, выносливостью… Все боксировали по-разному.
 
Как оцениваете сегодняшнее положение дел в нашем любительском боксе?
 
– Если смотреть по результатам прошедших чемпионатов мира и Европы, то наши ребята выступают очень неплохо. Много золотых медалей. У нас любительский бокс всегда был очень сильным, есть база, которая осталась от Советского Союза, и энтузиазм наших тренеров, плюс хорошая поддержка государства, которое восстанавливает систему. А вот сам бокс, конечно, изменился. У меня перчатка на кулачке очень хорошо сидела, а сейчас и кулак то толком не сожмёшь. И на технику сегодня тоже сложно работать, маски мешают. Вот поэтому современный любительский бокс и перешёл в другую фазу.
Стал более силовым?
 
– Именно. Много борьбы, правила поменялись, а по ним надо больше работать на силу, чем на технику.
 
На Олимпиаде в Лондоне дебютирует новый вид спорта – женский бокс. Как вы относитесь к этому?
 
– Не женское это дело. Девушки очень эмоциональны и будут очень болезненно переживать поражения. Да и победы тоже.
Юрий Яковлевич, заканчивая тему любительского бокса, давайте вернёмся в 1989 год, когда вы приняли участие в финалах чемпионатов СССР, Европы и мира. Кто был вашим противником в ринге в финале чемпионата Советского Союза?
 
– Это был молодой 18 летний боксёр из Казахстана – Нурманов. Я у него выиграл по очкам.
Европа?
 
– Я боксировал с венгром – Ларади. Мы с ним встречались раньше на его родине, в Венгрии. Тогда я ему проиграл, а на Европе в финале я уже выиграл. В третьем раунде рефери остановил бой и объявил мою победу за явным преимуществом.
 
Чемпионат мира?
 
– В финале чемпионата мира я боксировал с кубинским боксёром Педро Рейсом. Бой сложился очень тяжело… Два раунда борьба с ним была в принципе равной, а в третьем я пропустил очень сильный удар, и у меня началось очень сильное кровотечение из носа. Инициатива перешла к кубинцу, но по тем правилам, если боксёр не может боксировать из-за рассечения или другой подобной травмы, то рефери останавливает поединок, а боковые начинают считать очки, – кто по ним вёл до остановки боя, тот и выиграл. Победу присудили мне. Вот так я и стал чемпионом мира по боксу.

Из трёх финалов именно бой за звание чемпиона мира стал для вас самым тяжёлым?

– Наверное, да, но у меня и полуфинальный бой с боксёром из Северной Кореи был очень сложным. Я победил его по очкам, но это был очень тяжелый поединок.

Олимпийский Игры 1988 года в Сеуле тема для вас закрытая? Есть мнение, что вы не любите говорить о ней?

– Абсолютно нет. Спрашивайте.

Что тогда произошло? Вы ведь были первым номером, но в состав сборной СССР на Игры не попали. По какой причине?

– Визуально, наверное, да, я был первым номером, но по спортивным результатам им не был. Первым номером нашей сборной был чемпион СССР – Альберт Пакеев, вот он и должен был ехать в Сеул. Его в итоге не взяли, и поехал совсем другой боксёр – Тимофей Скрябин.

Как он выступил?

– Нормально, – занял на Олимпиаде третье место.

Профессионал

В конце 1989 года вместе с олимпийским чемпионам Сеула Вячеславом Яновским, чемпионом страны Орзубеком Назаровым и тяжеловесом Вячеславом Яковлевым вы отправились в Японию, где заключили контракт с местным боксерским клубом. Как это было?

– После Олимпиады 1988 года Вячеслав Яновский решил завязать с любительским боксом, и на него как раз вышли японцы с приглашением выступать в профессионалах. Ещё им нужен был тяжеловес Слава Яковлев. Они вдвоём ездили в Японию и обговаривали все детали. На меня японцы не рассчитывали. Я их заинтересовал только после чемпионата мира, кто-то там от них был, просматривал перспективных боксёров и вот так выбор пал на меня.

Насколько мне известно, приглашение поступило от клуба «Киоэй-боксинг»?

– Да. «Киоэй-боксинг» это частный профессиональный боксёрский клуб, который подготовил многих чемпионов мира. Это очень известный спортивный клуб в Японии.

Вас тренировал Александр Васильевич Зимин?
 
– Да, но он приехал в Японию позже, где-то месяцев через шесть после нас. На специальном собрании решили, что нам нужен свой тренер из России, поэтому и вызвали Александра Васильевича.

Ваши первые впечатления от Японии? Другой мир?
 
– Абсолютно верно, хотя в диковинку мне всё это не было, так как я до переезда очень много ездил по миру и в капиталистические страны тоже. Ну а Япония, конечно, впечатлила… Восток, традиции. Там всё необычно.

Насколько сложным для вас получился переход из любителей в профессионалы?

– Для всех ребят переход дался в принципе легко. Мы ведь были в боксе далеко не новички. Мы начинали с четырёх раундов, а далее всё шло по нарастающей: 6, 8, 10 и закончилось 12-поединками.

А что вам предложил Зимин?

– В Японии Александр Васильевич к каждому из нас подошёл индивидуально. Бег, работу на мешках стали делать совсем по-другому, спарринги проводили по 6, 8, или 10 раундов в больших перчатках, на тех же мешках в больших перчатках били по десять раундов. Так что нагрузка была очень серьёзная и индивидуальная.

На протяжении всей карьеры в профи вашими противниками в ринге были в основном боксёры Юго-Восточной Азии. Какие они, жёсткие и неуступчивые?

– Да, в основном были тайцы и корейцы. Например, с японцем я боксировал всего лишь один раз, и, как раз за звание чемпиона Японии. Ещё были филиппинцы. В первых боях я их, что называется, выносил. Уровень- то у меня был высокий, я приехал в Японию в ранге чемпиона мира, а они ребята «4-раундики». Я с ними боксировал один, максимум два раунда, на большее их не хватало.

Юрий Яковлевич, 23 июня 1992 года вы навечно вошли в историю российского профессионального бокса, став первым отечественным чемпионом мира в профессионалах. Как это было?

– Мы очень хорошо подготовились к титульному поединку. На сборе в горах мы прошли очень сильную общую физическую подготовку, а остальное оттачивали за месяц до боя на тренировках у себя в зале. Техника, тактика, работа в парах, спарринги и в итоге к поединку я подошёл в полной форме, поэтому бой за звание чемпиона мира в наилегчайшем весе по версии WBC сложился для меня успешно. С первого раунда поединка я чувствовал себя очень уверенно, взял инициативу в свои руки и повёл бой. В конце первого раунда у тайца был нокдаун – я ударил, попал сопернику в область виска и он упал – но счёт не открыли, так как до конца раунда оставались две или три секунды. Спас его гонг на перерыв. Далее рисунок боя не изменился. Во втором раунде я шёл вперёд, давил. В третьем раунде уже я пропустил удар, и рефери в ринге открыл мне счет, но ничего… Я встал и в ответ сделал нокдаун Киттикейзему – он тоже упал на настил ринга. Четвёртый и пятый раунды я так же выиграл.
Что вам предлагал соперник? Жёсткую рубку?

– Это был очень техничный боксёр, который с обеих рук бил очень жёстко. Очень. А вот с ногами у него были проблемы. Я двигался очень быстро, рывками, и он за мной не успевал. А в ближнем бою у него было преимущество.

То есть в ближнем бою он мог вас перерубить?

– Да, мог. В ближнем бою он бил очень сильно, акцентировано и профессионально. Я не был ещё готов к такому плотному ближнему бою, моя тактика была рассчитана больше на технику и на скорость. В седьмом и восьмом раундах у него уже вариантов не было, я переигрывал тайца полностью.

И на чём вы его в итоге подловили?

– Был жёсткий размен в ближнем бою, где таец начал мне очень жёстко бить по корпусу. Один, два удара. Я перекрываюсь и отвечаю. Он всё повторяет снова, я опять защищаюсь, ухожу. Он идёт на меня. Тогда я ударил справа в разрез и попал точно в подбородок. Киттикейзем упал на канвас и даже не пробовал подняться – его попросту откачивали.

Бой проходил в Токио?

– Да, там.

И на чьей стороне была публика? Зал был большой?

– Да, зал большой. В этом зале проводят свои поединки борцы сумо, а до нас в этой же программе боксировал голливудский актёр – Микки Рурк.

Да… Фантастика. В тот период в Голливуде он был в самом расцвете. Суперзвезда большого экрана.

– А за счёт него зал и был забит под завязку. На этом фоне я поднялся ещё выше (смеётся), публика в зале болела за меня.

По эмоциям, по накалу эта победа для вас самая яркая карьере?

– В профессиональном боксе да, безусловно, а далее последовали девять успешных защит титула чемпиона мира.

Девять или всё-таки десять?

– Вообще я считаюсь десятикратным чемпионом мира. Один раз выиграл и девять раз защитил титул.

Ваша последняя успешная защита звания чемпиона мира прошла 26 августа 1996 года всё в том же Токио, в бою против японского претендента Такато Токуси, которого вы нокаутировали в девятом раунде.

– Да, и после этой победы я почти год не боксировал. Сломал руку в этом бою и долго лечился. А потом был мой последний в карьере титульный поединок, который я проиграл.

Что этому поспособствовало? Год вне ринга, сломанная рука и проблемы со здоровьем? Или вы уже внутренне подошли к тому, что всё, пора заканчивать?

– В принципе я был готов неплохо, мы прошли сборы в Японии и во Франции, но мне чего-то не хватило… Скорее всего, здоровья. Пройдя все сборы, я вышел на бой истощённый, и у меня не было желания упираться, побеждать. Мой организм устал, и бороться в ринге мне было не чем.

Какие у вас остались воспоминания о вашем периоде жизни в Японии?

– Токио – огромный мегаполис с очень высоким уровнем жизни. Всё сделано по самым последним стандартам и технологиям нашего времени. Жить комфортно, всё удобно. В общем, воспоминания очень приятные.

Сопоставимы гонорары тех лет, с тем, что зарабатывают боксёры в наше время?

– В то время уровень гонораров распределялся исходя из твоей весовой категории, и боксёры малых весов получали не такие большие деньги, как боксёры более тяжёлых весовых категорий. Тем не менее, для боксёра это всё равно был заработок. Столько заработать в обычной жизни очень сложно.

Среднюю сумму в те годы за бой не назовёте?

– Заработок начинается, когда ты становишься чемпионом мира. Мне платили десять тысяч долларов только за титул, ну и ежемесячная зарплата после завоевания титула составляла 3 500 долларов. По тем временам это было нормально. Тем более для малых весов.

Предложения остаться в Японии после окончания карьеры вам поступали?

– Я мог там остаться и без предложений, так как моя супруга японка. После завершения карьеры мы жили сами по себе, арендовали квартиру, но найти себя после бокса очень сложно.

Вы пытались?

– Конечно. После завершения карьеры я прожил в Японии целых пять лет, но своим так там и не стал. Очень сказывалось и незнание языка.
После бокса надо было начинать всё с начала, поэтому я и решил, как говориться, ничего там не мутить и вернуться в Россию. Когда перспектива не просматривается, надо что-то менять. Не хотелось сидеть и ждать, пока годы уйдут, как вода в песок.

Наши дни
Если мы с вами заговорили о возрасте, то у меня вопрос о вашем ровеснике, американском боксёре – Эвандере Холифилде, который до сих пор выходит в ринг. – Эвандер Холифилд фанат, который без бокса жить не может. Он постоянно тренируется, держит себя в форме, а когда ты постоянно тренируешься, всегда есть желание выйти в ринг и боксировать, бороться. Когда человек не тренируется, то у него это желание отпадает. Эвандер чувствует, что у него есть здоровье, знает, что он может что-то показать в ринге. Холифилд молодец в этом отношении.
 
Как на ваш взгляд сложится ожидаемый многими бой олимпийского чемпиона Афин в тяжёлом весе Александра Поветкина с олимпийским чемпионом в этой же весовой категории в Атланте – Владимиром Кличко?

– Бои Владимира я видел, а вот Поветкина в ринге я не видел очень давно. Но, если вот так прогнозировать, то жёсткого противостояния в этом бою не будет. Они разойдутся по очкам.

Вы считаете, что нокаута не будет?

– Да, нокаутов не будет, и, мне кажется, что явного преимущества ни у кого из соперников не будет.

У Владимира неоспоримое преимущество над Александром в статности и габаритах…

– Да, это так, но, если у Поветкина будет настоящее желание стать чемпионом мира, то он где-то может переломить ход событий. Скажу так: чтобы победить, Поветкину надо быть очень и очень убедительным, по
очкам здесь победы не стоит ждать. Надо идти вперёд.

И попасть?

– Да, попасть. Но сначала навязать свою манеру боя, прощупать те места, где соперник слабее, где к нему можно подойти уверенно. За счёт чего Николай Валуев может одержать победу над старшим братом Владимира, Витал
ием Кличко?

– Надо иметь желание победить своего противника в ринге. Я считаю, что боксёр побеждает не силой или техникой, а именно желанием. И, естественно, надо работать над теми качествами, которых тебе не хватает. Скорость ли это, сила удара, чувство дистанции. Надо работать в первую очередь над недостатками. И я уверен, что Александр Васильевич Зимин все эти вопросы с Николаем решит.

Юрий Яковлевич, что скажете на прощание болельщикам?

– Пожелаю и дальше следить, переживать за наш вид спорта, как любительский, так и профессиональный. Ведь бокс это труд, очень большой труд, а поддержка поклонников она всегда помогает боксёрам. Также нашему подрастающему поколению я желаю больше тренироваться, учиться и достигнуть больших успехов в ринге.